Адрес:
Краснодарский край, город Краснодар, ул. им. Митрофана Седина, 57/7

Наши новости и активность


Новая адвокатская газета опубликовала статью адвоката Коллегии адвокатов "Юнита" Романа Кабанова, посвящённую обзору Постановления Конституционного Суда РФ от 17.10.2017 г. № 24-П

На сайте Новой адвокатской газеты опубликована статья адвоката Коллегии адвокатов "Юнита" Романа Кабанова, в которой автор анализирует правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные им в Постановлении от 17.10.2017 г. № 24-П по делу о проверке конституционности пункта 5 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Данная статья интересна тем, что в ней автор предлагает по новому в свете правовых позиций Конституционного Суда РФ посмотреть на инициативу Верховного Суда РФ о придании обзору судебной практики Верховного Суда РФ (утверждается Президиумом Верховного Суда РФ) юридической силы основания для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам, которую Верховный Суд РФ озвучил в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 03.10.2017 г. № 30 и проекте федерального закона, вносящем существенные изменения в действующее процессуальное законодательство Российской Федерации.

Ознакомиться со статьёй можно, перейдя по ссылке

 

Законопроект ВС РФ о придании позициям, изложенным в обзоре судебной практики, силы оснований для пересмотра противоречит Конституции

Жалоба в Конституционный Суд на п. 5 ч. 4 ст. 392
17 октября 2017 г. Конституционный Суд РФ принял Постановление № 24-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ в связи с жалобами граждан Д.А. Абрамова, В.А. Ветлугаева и других. Это постановление органа конституционного контроля не только вносит свои коррективы в гражданское процессуальное законодательство, но и содержит важные правовые позиции, отвечающие на злободневные вопросы практики.

В 2015 г. судами был принят ряд решений, которые в 2016 г. были отменены этими же судами по новым обстоятельствам на основании п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ.

«К новым обстоятельствам относится определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума Верховного Суда РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума Верховного Суда РФ».

Основанием для отмены стало изменение практики применения правовой нормы на уровне Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ.

Заявители жалоб в Конституционный Суд РФ посчитали указанный пункт противоречащим Конституции РФ в той части, которая допускает в правоприменительной практике возможность произвольного истолкования и применения указанной нормы вопреки его конституционно-правовому смыслу, позволяя признавать в качестве нового обстоятельства как основания для пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления изменение практики применения правовой нормы, нашедшее отражение в определении судебной коллегии ВС РФ, вынесенном в порядке кассационного производства по делу с участием других лиц и содержащем толкование норм права, отличное от их толкования, данного в судебном постановлении, о пересмотре которого ходатайствует заинтересованное лицо.

То есть вопрос перед КС РФ стоял следующим образом: может ли считаться новым обстоятельством изменение судебными коллегиями ВС РФ правовой позиции, получившей закрепление в определениях судебных коллегий, которые являются второй кассацией?

Способы закрепления позиции ВС РФ
В настоящее время на уровне Верховного Суда РФ закрепить правовую позицию можно путем:
– принятия Президиумом ВС РФ решения по конкретному делу; – упоминания в утверждаемом Президиумом ВС РФ обзоре судебной практики конкретного дела как эталонного образца правильного разрешения спора; – создания правовой позиции путем разъяснения нормы права в постановлении Пленума ВС РФ; – принятия по конкретному делу итогового судебного акта соответствующей судебной коллегией ВС РФ. 

VS_RF.jpg

Основным способом донесения до судов правильных правовых позиций являются разъяснения Пленума ВС РФ, содержащиеся в его постановлениях. Такой механизм толкования, а порой и создания правовых норм высшим судом Российской Федерации в судебной иерархии является для нас уже привычным. Однако в данном случае важно обеспечить качественную проработку таких постановлений с точки зрения содержания правовых позиций и разъяснений, а также юридической техники их оформления. Качество некоторых постановлений Пленума ВС РФ оставляет желать лучшего, так как зачастую они содержат переписанные положения законов с неоднозначными выводами и размытыми формулировками, что приводит к несоблюдению принципа правовой определенности и, как следствие, поливариантности толкования. Таким образом, должный эффект от разъяснений, данных Пленумом ВС РФ, достигается не всегда.

Закрепление выводов судебными коллегиями ВС РФ в текстах судебных актов по конкретным делам является наиболее часто встречающимся способом выработки правовых позиций. Однако на практике определения судебных коллегий ВС РФ по конкретным делам воспринимаются судами при рассмотрении иных дел в качестве некоего информационного сообщения о том, что конкретные судьи рассмотрели ранее конкретное дело таким вот образом, и когда дело дойдет до второй кассации, велика вероятность, что оно будет рассмотрено именно так. Говорить о том, что такие определения и правовые позиции, содержащиеся в нем, имеют общеобязательную силу, не приходится. Отчасти причиной тому ошибочное, на мой взгляд, но стойкое убеждение судейского сообщества в том, что в России не прецедентное право. Зачастую судьи второй кассации при наличии идентичных дел истребуют одно дело и не истребуют другое, поэтому если в первых трех инстанциях дело было рассмотрено исходя из правовой позиции, отличной от указанной в определении второй кассации, то это вовсе не означает, что дело будет истребовано для рассмотрения по существу соответствующей судебной коллегией.

Принятие Президиумом ВС РФ решения по конкретному делу – настолько редкое явление, что говорить о нем всерьез вообще не приходится. Так, например, за период с августа 2014 г. по сентябрь 2017 г. Президиумом ВС РФ рассмотрено по существу 18 дел, в том числе: Судебной коллегией по экономическим спорам – 8 дел, Судебной коллегией по гражданским делам – 10 дел. Для сравнения: за схожий по продолжительности период существования Высшего Арбитражного Суда РФ Президиум ВАС РФ рассмотрел по существу более 1300 дел. А если учесть процедуру принятия решения о передаче дела в надзорную инстанцию, то об эффективности этого механизма можно вообще забыть. Надзорная инстанция стала не только декларативной, но и не воспроизводит в текстах своих судебных актов ярко выраженные правовые позиции. Итоговые судебные акты Президиума ВС РФ напоминают больше тексты решений предыдущих инстанций (изложение фабулы дела, перечисление норм, подлежащих применению, скудные рассуждения и резолютивная часть), чем судебный акт высшей юридической силы, которым не только правильно разрешен спор, но и выработана конкретная позиция от имени Верховного Суда РФ.

Следующий способ определения надлежащей правовой позиции Верховного Суда РФ – закрепление правовой позиции в обзоре судебной практики, утверждаемом Президиумом ВС РФ. Вообще, юридический статус этого документа ни в одном законодательном акте либо постановлении Пленума ВС РФ не определен. И здесь, пожалуй, стоит остановиться на предлагаемых Верховным Судом РФ изменениях.

Верховный Суд РФ Постановлением Пленума от 3 октября 2017 г. № 30 принял решение внести в Госдуму законопроект «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Кодекс административного судопроизводства РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

В проекте, помимо прочего, предлагается в качестве основания для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам использовать определение или изменение практики применения правовой нормы в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ, утвержденном Президиумом ВС РФ, при условии наличия указания на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов ввиду данного обстоятельства. Из этой нормы следует, что Президиум ВС РФ теперь будет указывать в обзоре судебной практики, какая правовая позиция влечет пересмотр дела по новым обстоятельствам. Таким образом, правовой статус этого документа наконец будет определен на законодательном уровне. Однако представляется спорной возможность наделения обзора судебной практики статусом документа, имеющего юридическую силу.

По сути, обзор судебной практики представляет собой аналитический материал Верховного Суда РФ, который содержит в себе выбранные Президиумом ВС РФ судебные акты нижестоящих судов, т.е. далеко не всегда уровня судебных коллегий ВС РФ. Обзор судебной практики скорее является информационным документом, но никак не документом, имеющим или могущим иметь юридическую силу.

Все обозначенные способы закрепления правовых позиций на практике применяются юристами при обосновании и укреплении своей позиции в конкретном судебном споре. Однако еще раз подчеркну, что обзор судебной практики, утвержденный Президиумом ВС РФ, а также определения судебных коллегий ВС РФ используются в качестве подтверждения правильности той или иной позиции по делу в судах нижестоящих инстанций. Верховный Суд РФ же предлагает фактически придать обзору судебной практики значимую юридическую силу в гражданском, арбитражном и административном процессах, и это представляется крайне вредным шагом, ведущим к негативным последствиям.

КС РФ о критериях, которым должен соответствовать судебный акт, чтобы быть основанием для пересмотра
В своем Постановлении от 17 октября 2017 г. № 24-П Конституционный Суд РФ обращает особое внимание на критерии судебного акта, который может содержать правовую позицию и являться основанием для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам. Окончательность акта Верховного Суда РФ, по обоснованному мнению КС РФ, является одним из главных условий возможности пересмотра неопределенного числа вступивших в законную силу судебных постановлений по ранее рассмотренным делам. При этом будут реализованы гарантии судебной защиты, стабильности правового положения субъектов права, а соответственно, и конституционного принципа законного суда.

Также Конституционный Суд РФ говорит о том, что решения, отражающие правовые позиции, которые запускают механизм пересмотра по новым обстоятельствам, должны быть приняты органом, входящим в состав Верховного Суда РФ, позволяющим объективно отражать позицию ВС РФ в целом. Таким образом, КС РФ формулирует два критерия: к уровню судебной инстанции (надзор) и к органу, выражающему позицию Верховного Суда РФ в целом (Пленум и Президиум). В отсутствие какого-либо из критериев правовую позицию нельзя рассматривать как являющуюся основанием для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам.

КС РФ также аргументирует невозможность использования правовых позиций судебных коллегий ВС РФ в качестве основания для пересмотра по новым обстоятельствам через анализ компетенции составов Верховного Суда РФ:

VS_RF_2.jpg

Далее Конституционный Суд РФ указывает на два момента:
– определения судебных коллегий могут быть пересмотрены по жалобам лиц, участвующих в деле, в порядке надзора Президиумом ВС РФ; – порядок формирования судебных коллегий ВС РФ не позволяет рассматривать их определения как отражающих позицию Верховного Суда РФ в целом.

Законопроект ВС РФ, противоречащий решению КС РФ, соответственно, Конституции
Несмотря на то что данное дело рассматривалось в Конституционном Суде РФ 26 сентября 2017 г., Верховный Суд РФ не стал дожидаться оглашения постановления и 3 октября 2017 г. принял постановление Пленума ВС РФ о внесении в Госдуму законопроекта, которым в том числе предлагается в качестве основания для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам использовать определение или изменение практики применения правовой нормы в обзоре судебной практики ВС РФ при условии наличия указания на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства.

Однако предвосхищая слепое принятие законодателем проекта федерального закона, предложенного Пленумом ВС РФ, Конституционный Суд РФ указал: «Не изменяет свойств судебных актов, вынесенных коллегиями Верховного Суда РФ по конкретным делам, и факт их включения в обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда РФ, поскольку при решении вопроса о включении в обзор того или иного судебного акта, вынесенного судебной коллегией Верховного Суда РФ, рассмотрение самого дела в процедуре, предусмотренной процессуальным законом, не происходит».

В резолютивной части Постановления № 24-П КС РФ поставил точку по этому вопросу. В числе прочего КС РФ постановил: «Федеральному законодателю надлежит внести в гражданское процессуальное законодательство изменение, касающееся пересмотра по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления, а именно предусмотреть возможность такого пересмотра только при условии, что в соответствующем постановлении Пленума ВС РФ или Президиума ВС РФ содержится прямое указание на придание сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами».

Таким образом, Конституционный Суд РФ, вынося постановление 17 октября 2017 г., дал понять, что в случае, если инициатива Верховного Суда РФ обретет статус федерального закона, он будет расценен как противоречащий Конституции РФ.

Вместе с тем могу предположить, что появление законопроекта Верховного Суда РФ было вызвано как раз несовершенством механизма обжалования судебных актов в порядке надзора. В бытность существования Высшего Арбитражного Суда РФ механизм обжалования был выстроен таким образом, что на стадии решения вопроса о принятии надзорной жалобы к производству и передачи ее на рассмотрение арбитражного суда надзорной инстанции существовал лишь судебный фильтр – рассмотрение вопроса о принятии заявления к производству осуществлялось судьей ВАС РФ единолично. Сегодня же процессуальное законодательство устроено таким образом, что в Президиум ВС РФ могут быть обжалованы (для удобства возьму большую по численности категорию дел, первой инстанцией которых является арбитражный суд субъекта РФ либо районный и ему равный суд общей юрисдикции) лишь определения судебной коллегии ВС РФ, вынесенные в порядке кассационного производства. Если же судья ВС РФ на стадии рассмотрения приемлемости кассационной жалобы во второй кассации отказал в передаче кассационной жалобы с делом для ее рассмотрения по существу, то лицо, участвующее в деле, не вправе обращаться в Президиум ВС РФ за пересмотром вступившего в законную силу судебного акта в порядке надзора.

Таким образом, возможность обращения лиц, участвующих в деле, с заявлением о пересмотре определения судебной коллегии ВС РФ в порядке надзора становится крайне редким явлением, в связи с чем Президиум ВС РФ не в состоянии принять к производству достаточное количество дел для формирования правовых позиций.

На мой взгляд, именно в этом и состоит причина предложения Верховного Суда РФ придать юридическую силу обзору судебной практики, утверждаемому Президиумом ВС РФ.

Исходя их изложенного, можно с уверенностью констатировать, что в качестве основания для пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам подходят постановления Пленума ВС РФ и постановления Президиума ВС РФ, принятые по конкретным делам. Никакие иные акты юридического характера, принятые Верховным Судом РФ и содержащие правовые позиции, не могут служить таким основанием.

Учитывая перманентное указание Конституционного Суда РФ на схожесть правовых норм ГПК РФ и АПК РФ, идентичность правил, содержащихся в этих кодексах и КАС РФ, правовые позиции и логика рассуждения, отраженные в Постановлении от 17 октября 2017 г. № 24-П, могут быть применены и к иному процессуальному законодательству Российской Федерации в случае обращения с соответствующей жалобой лица в Конституционный Суд РФ.

Теги юридические услуги Коллегия адвокатов Юнита юрист Роман Кабанов постановление Конституционного суда адвокат
оставить заявку
Адрес:
Краснодарский край, город Краснодар, ул. им. Митрофана Седина, 57/7